Как Тузик грелку: Советские лётчики «порвали» американцев в небе Кореи и спасли Родину


Тяжёлые и болезненные поражения, которые понесли ВВС США в воздушных боях с уступавшими им в разы по численности советскими лётчиками в небе над Кореей, заставили Вашингтон отказаться от операции «Дропшот» — уничтожения атомными бомбардировками СССР

2 апреля 1951 года американцы называют «чёрным днём» своей авиации, хотя по-прежнему чудовищно занижают понесённые в тот день потери. Тем не менее США не только осознали, кто стал хозяином в воздухе над театром военных действий в проходившей в 1950-1953 гг. на Корейском полуострове ожесточённой войне, но и поняли главное. Американские планы уничтожить СССР (разработанная в 1949 году операция «Дропшот») путём массированных бомбардировок атомными бомбами десятков советских городов нереализуемы. «Суперфортрессы» В-29 с атомным оружием на борту не прорвутся к советским промышленным центрам и будут быстро сбиты.

Это стало понятно в «чёрный четверг», когда почти 200 американских самолётов, в том числе около 50 B-29, летевшие, как на параде, под охраной 150 истребителей F-80, F-84 и новейших F-86 «Сейбр», встретились с поднятыми по тревоге 48 советскими МиГами-15 из дивизии лучшего советского аса Второй мировой войны Ивана Кожедуба. Американцы собирались уничтожить стратегически важный мост через реку Ялуцзян, чтобы нарушить снабжение северокорейских войск и китайских «добровольцев», и были уверены в успехе.

Как это было

Вот как описывает этот исторический день в своих мемуарах «Против «мессеров» и «сейбров»» 95-летний ас Сергей Крамаренко, последний из живущих Героев Советского Союза, получивших это звание за Корейскую войну, официально в которой СССР не участвовал. В войне с нацистами он был ведомым у Кожедуба, сбившего тогда 64 вражеских самолёта, в том числе два атаковавших его американских истребителя и немецкий реактивный Ме-262.

«Первой взлетела первая эскадрилья, затем вторая, а потом наша, третья. Я со своей шестёркой находился в группе прикрытия, моя задача — не дать вражеским истребителям атаковать две передние эскадрильи, составляющие ударную группу, дав им свободу действий. Её задачей было уничтожение бомбардировщиков или штурмовиков противника. Вслед за нашим 176-м полком поднимается в воздух 196-й полк подполковника Пепеляева. Это был первый случай, — напоминает участник событий, — когда командир нашей 324-й дивизии полковник Иван Кожедуб поднял в воздух все боеспособные самолёты нашей дивизии: 48 истребителей МиГ-15. На земле осталась только дежурная пара — два самолёта».

В течение года несколько десятков советских МиГов полковника Ивана Кожедуба наводили страх на американских пилотов двух тысяч боевых самолётов в небе Кореи. Фото: www.globallookpress.com

Это было действительно смелое решение. 50 находившимся тогда на театре военных действий советским самолётам, которые имели опознавательные знаки ВВС Северной Кореи, и чьи лётчики носили китайскую лётную форму, противостояли три воздушные армии противника — свыше 2000 боевых самолётов, а также палубная авиация нескольких американских и британских авианосцев. Получалось 1:40. Советским пилотам приходилось воевать не только в меньшинстве, но и в условиях серьёзных ограничений: им было приказано не залетать за линию фронта, не участвовать в воздушных охотах, не появляться над Жёлтым морем, где господствовал американский флот, чтобы врагу не удалось захватить в любом виде ни одного советского лётчика, если кого-то собьют.

Перед ними была поставлена цель обеспечить господство в воздухе, не допускать бомбардировок военных и гражданских объектов, коммуникаций, избегать собственных потерь, отпугивать врага одним своим видом, с целью чего советские МиГи были сделаны максимально заметными. Они ярко блестели на солнце, что позволяло американцам их легко обнаруживать. Ещё одной важной задачей, поставленной командованием перед советскими лётчиками, была защита северокорейских и китайских пилотов, которые, воюя на самолётах тех же типов, вначале несли серьёзные потери из-за отсутствия опыта. Квалифицированные американские лётчики быстро понимали по «почерку», что перед ними неопытные пилоты, и рвались сбивать их, чтобы увеличить свой личный счёт. Не допускать этого и было важной задачей советских лётчиков, дававших своим союзникам возможность выживать и набираться опыта.

На чём воевали

Американский истребитель F-86 «Сейбр» («Сабля»), появившийся на Корейском полуострове в начале 1951 года, был примерно равен по своим тактико-техническим данным МиГ-15: уступая в скороподъёмности и удельной тяге, он превосходил его по манёвренности, большей дальности полёта и в наборе скорости на пикировании. Однако МиГ-15 имел существенное преимущество в вооружении. Три его пушки — две калибра 23 мм и одна калибра 37 мм с прицельной дальностью 800 метров — значительно превосходили вооружение «Сейбра»: шесть пулемётов калибра 12,7 мм с дальностью стрельбы 400 метров…

Набросившиеся на американскую армаду два полка МиГов, связав боем истребители прикрытия, начали истребление «Суперфортрессов», которые горели, разваливаясь в воздухе. Всё небо было усеяно парашютами спасающихся из подбитых машин американских лётчиков.

Советские пилоты, не считавшие в глубине души американцев врагами, не расстреливали их, в отличие от американцев, которые мстили таким образом за свою несостоятельность, ибо не любили и не любят проигрывать. Ещё бы. В гимне ВВС США есть такие слова: «We live in fame or go down in flame. Hey! Nothing will stop the U.S. Air Force!» («Мы живём в славе или падаем, объятые пламенем. Привет! Ничто не остановит ВВС США!») Первое американцам советские пилоты обеспечили, второе — опровергли.

Лучшие советские и американские истребители были почти равны по своим параметрам, успех боя зависел от мастерства пилотов. Фото: www.globallookpress.com
Полный разгром

Крамаренко продолжает: «Всего в этом бою… из 48 бомбардировщиков В-29 смогли прорваться только три самолёта. Прорвавшиеся самолёты сбросили три шеститонных радиоуправляемых бомбы, которые повредили одну из опор моста. Но уже через несколько дней этот важнейший стратегический мост, по которому велось снабжение северокорейских войск и армий китайских добровольцев, был восстановлен. За это американцы заплатили потерей 12 бомбардировщиков В-29 и четырёх истребителей F-84. Ещё несколько «Летающих крепостей» разбились при посадке на свои аэродромы. Известно также, что при посадке на свой аэродром один из самолётов с повреждённым шасси, не выдержав направления и налетев на находившиеся на стоянке самолёты В-29, разбил ещё несколько машин».

И хотя американцы сообщили, что 12 апреля в небе Северной Кореи были сбиты лишь…три «Суперфортресса» (эта насквозь лживая цифра до сих пор фигурирует в англоязычной версии мельком упоминающей об этом разгроме «Википедии»), этот день был назван «чёрным», и на целую неделю в американских ВВС был объявлен траур по погибшим лётчикам. Позднее штаб американского Бомбардировочного командования заявил, что восемь бомбардировщиков были сбиты и упали на территории Северной Кореи, а ещё 17 бомбардировщиков вернулись на свои базы сильно повреждёнными, со множеством пробоин и были списаны.

Выходило, — заключает советский ас, — что американцы за один день потеряли 25 стратегических бомбардировщиков и около сотни человек лётного состава, выпрыгнувших на парашютах над территорией Северной Кореи и взятых в плен корейцами. Интересно, что одновременно американское командование сообщило, что в этом бою были сбиты 11 МиГов. На самом же деле все наши истребители благополучно вернулись на свой аэродром, и только три или четыре МиГа имели по нескольку пробоин от огня пулемётов бомбардировщиков.
Новая попытка, последняя

В результате дневные полёты «Суперфортрессов» прекратились на три месяца. Однако американцы упорны, они сделали после этого ещё одну, окончательную, попытку доказать, на что способны их стратегические бомбардировщики. 22-27 октября 1951 года они попытались разбомбить строящиеся в Северной Корее аэродромы (советские и северокорейские лётчики базировались в Китае). Так, за «чёрным четвергом» последовала «чёрная неделя». Несмотря на плотное истребительное прикрытие, советские лётчики сбили 20 В-29.

С тех пор севернее Пхеньяна «Суперфортрессы» никогда не залетали: северокорейские сёла и города были спасены от ковровых бомбардировок, от сжигания напалмом, уцелели сотни тысяч людей. А советские лётчики стали презрительно называть «Суперфортрессы» «летающими сараями» — уж больно хорошо и легко они горели после того, как пушки МиГов превращали их с безопасного расстояния в решето. Никакого серьёзного вреда СССР «летающие сараи» нанести не могли. Атомная угроза, как и третья мировая война, отменялась, так как по баллистическим ракетам у обеих стран был примерный паритет.

Талант ныне 95-летнего Сергея Крамаренко, сбившего всего несколько немецких самолётов, раскрылся в Северной Корее, где он сбил американских самолётов примерно вдвое больше (13 машин), чем официально признано
Кто кого больше сбил на самом деле?
В течение 10 месяцев — с 1 апреля 1951 года по 31 января 1952 года — 324-я дивизия под командованием трижды Героя Советского Союза, полковника Кожедуба, которому лично было запрещено участвовать в боях, сбила 215 самолётов противника, потеряв 10 лётчиков и 23 своих самолёта. То есть на один сбитый советский самолёт приходилось почти 10 американских, в то время как американская пропаганда утверждала, что счёт 14:1, а то и 20:1 в пользу янки. Лишь недавно американцы «скорректировали» свои оценки в сторону правды, но и сейчас они лживые.

При этом дивизия Кожедуба — вначале 50, потом 30–40 самолётов — повторим, воевала против почти двух тысяч американских машин. Стоит также отметить, что у советских лётчиков не было высотно-компенсирующих костюмов (ВКК), помогающих переносить перегрузки в реактивном самолёте и не терять временно при резких манёврах сознание. У американцев они были. У советской стороны не было также никакой службы спасения, сбитые лётчики должны были выпутываться из сложной ситуации сами. Иногда они гибли на земле, когда северные корейцы или китайцы принимали их за американцев.

Американские «Суперфортрессы» В-29 советские лётчики называли «летающими сараями» — так легко их было сбить. Фото: www.globallookpress.com
В таких условиях советский 64-й истребительно-авиационный корпус вёл боевые действия почти три года (32 месяца). За это время корпус уничтожил 1252 вражеских самолёта. Зенитная артиллерия корпуса сбила 153 самолёта, а лётчики — 1099. Собственные потери составили 319 самолётов МиГ-15 и Ла-11. Погибли 120 лётчиков, которых хоронили в Порт-Артуре.

На самом деле американских самолётов было сбито гораздо больше — многие из них падали в море или разбивались при посадках в Южной Корее. Добравшихся «на одном крыле» до своих баз часто списывали из-за невозможности ремонта. Надо, правда, признать, что ближе к завершению войны на Корейском полуострове американцам удалось с помощью целого комплекса энергичных мероприятий снизить свои потери — за счёт как улучшенного обучения лётчиков, так и различных технических новшеств, применённых на «Сейбрах». МиГи, впрочем, тоже совершенствовались, но советское командование могло бы ещё лучше использовать опыт своих пилотов. В целом, согласно рассекреченным в 1993 году данным Генштаба ВС России о Корейской войне, общий счёт противоборства в небе Кореи — 3:1 в пользу советских пилотов. К концу войны американцы подтянулись и смогли сократить дистанцию.

Особенно отличились такие советские асы, как Евгений Пепеляев (23 победы), Николай Сутягин (22 победы) Сергей Крамаренко (13 побед). 51 советский лётчик одержал пять и более побед. Причём, повторим, им засчитывались только самолёты, в уничтожении которых не было никаких сомнений. В основном это были американские самолёты. У противника отличились капитан Джозеф Макконнелл, сбивший 16 самолётов, капитан Джеймс Джабара, одержавший 15 побед. На третьем месте — капитан Мануэль Фернандес, сбивший лично 14 самолётов и один в группе. Асами стали 40 лётчиков. Однако они сбивали не только советские, но и китайские и северокорейские самолёты, что было куда легче, и не церемонились приписывать себе победы, которых не было.

Американская месть

Завершилась воздушная война на Корейском полуострове американской подлостью. 27 июля 1953 года, фактически уже после окончания войны, истребители ВВС США сознательно расстреляли гражданский Ил-12 с советскими опознавательными знаками в воздушном пространстве КНР в 110 километрах от границы КНДР, летевший из Порт-Артура во Владивосток. Шесть членов экипажа и 15 пассажиров погибли. Как утверждают, пилот одного из четырёх американских истребителей, окруживших Ил-12, Ральф Парр, сбивший ранее девять самолётов, хотел сделать «круглым» свой счёт и стать «двойным асом». Но расстреливал гражданский самолёт не только он. Таков был противник в той войне.

Сергей Латышев, Царь Град

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий