Защитник памятников не выдержал несправедливости

Загрузка…

Об этом удивительном человеке, тогда еще совсем молодом, 20-летнем, я впервые услышал лет восемь или девять назад от своего товарища и коллеги Павла Соседова.

Тот говорил, что его младший брат Евгений борется за культурное наследие, за сохранение в Московской области памятников архитектуры и истории.

— Он живет этим, борется с чиновниками, не получая денег, но тратя свои нервы, энергию, я не понимаю, зачем ему это надо, борьба с ветряными мельницами, — говорил Павел, рассекая рукой воздух, возмущаясь то ли непрактичностью брата, то ли несправедливостью. — И вот два месяца назад мой брат Евгений Соседов прекратил свою борьбу после многолетних конфликтов с чиновниками, которые вроде бы должны наше культурное наследие оберегать!

СИЛ НЕ ОСТАЛОСЬ…

Позади долгие часы заседаний, споров, убеждения в своей правоте равнодушных, а то и откровенно враждебно настроенных людей. Евгений Соседов десять лет возглавлял Московское областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), выступал и как юрист, и как общественник. Вникал во все детали, не шел на компромиссы с очень влиятельными и важными людьми из крупных министерств и ведомств, борясь за усадьбу Архангельское. С утра до вечера проводил в работе или в электричках, добираясь в различные точки города из Красногорска.

Евгений убеждал чиновников в их правовом нигилизме, который может привести их на скамью подсудимых из-за нарушений закона. Некоторые прислушивались, потом даже благодарили, другие — более ушлые, хитрые и алчные — боролись с ним ради пополнения собственной кубышки, как говорил герой фильма «Кавказская пленница», путая свою шерсть с государственной…

Архангельское ему удалось отстоять при помощи общественности. Но в 25 лет появились седые волосы, стрессы и нагрузки сказались на здоровье.

Вместе с другими общественниками Евгений пытался спасти дом Болшевской коммуны, который по праву считается уникальным памятником конструктивизма. Однако тут Евгения и его единомышленников-специалистов постигли неудача и печаль. Памятник архитектуры с находившимися внутри уникальными настенными росписями был снесен. Правда, одну роспись удалось сохранить буквально чудом. Еще была неравная борьба за Опалиху. Тогда он впервые сорвался на крик, назвав тех, кто уничтожает нашу историю, вандалами.

И вот этот молодой человек, известный многим защитникам исторических и архитектурных памятников, ушел, сложив с себя полномочия председателя областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

ПЕРСПЕКТИВЫ НЕ ВИДИТ

Причина, на которую он резонно и откровенно сослался, — серьезные проблемы со здоровьем, нервные перегрузки… и отсутствие средств к существованию. То есть у человека, который заседал в президиумах высоких собраний, получал награды и благодарности за свою деятельность из рук высших руководителей страны, в том числе президента, не было денег на одежду, качественную еду, проезд в общественном транспорте.

Когда я позвонил, а затем написал Евгению в соцсетях, не было ли его решение опрометчивым поступком, импульсивным проявлением юношеского максимализма, Соседов извиняющимся тоном заметил:

— Нет, я ведь остался в должности зампреда Центрального совета на общественных началах и буду продолжать бороться. Но всего себя отдавать этой борьбе не смогу!

Да, человек явно не видит хороших перспектив в своей многолетней борьбе… Или я ошибаюсь? Ведь его усталость и формальный, хочется надеяться, уход не подействовали на искренность и принципиальность. К примеру, говоря о концепции «православного Ватикана» в Сергиевом Посаде, он откровенно говорил, что считает странным желание потратить 140 млрд рублей на некие Нью-Васюки в городе, где в центральном посадском храме до сих пор китайский ресторан, важнейшие церковные объекты в руинах, нет денег на ремонт гниющих исторических домов, сносят последние адреса новомучеников русской церкви…

КОМУ НУЖНЫ ЮРОДИВЫЕ…

И я сам, и многие мои коллеги журналисты не раз задавались сакраментальным вопросом: почему светлые, искренние люди, которые пекутся об общественном, а не о личном благе, в нашей стране воспринимаются как юродивые, их голос сродни гласу вопиющего в пустыне. Может быть, и стоило Евгению, после того как ему вручил орден в Кремле президент страны Владимир Путин, вступить в правящую партию или Общероссийский народный фронт и заседать в разных комиссиях, выступая с высоких трибун, критикуя чиновников среднего звена и получая за это неплохие деньги. Но Евгений Соседов понимал, что в этом случае он станет одним из них, придется идти на компромиссы с собственной совестью. А его запас совести, как метко заметила моя коллега Гузель Агищева, превышает критическую массу.

Вот всего несколько записей из одной социальной сети, которой Евгений пользуется исключительно для дела.

«17 июня

Главный въездной корпус конного двора усадьбы Кудрино-Никольское, XVIII — начало XIX века, в черте современного города Пушкина. Архитектурный ансамбль усадьбы создан ее владельцем сенатором Григорием Протасовым, при котором здесь бывала императрица Екатерина II. Главный корпус и здание форейторской сохранили богатый белокаменный декор в прекрасном состоянии. В 2017 году Главное управление культурного наследия Московской области под руководством Валерии Березовской отказало во включении зданий конного двора, как и всего усадебного ансамбля с парком, в реестр объектов культурного наследия без какой-либо мотивировки. Планируется снос усадебных построек и застройка территории многоэтажками.

Сносить в XXI веке сохранившиеся усадебные ансамбли века XVIII — дичь и мракобесие, которые не подлежат никакому оправданию. Так Россия теряет свою историю и наследие, а Подмосковье — исторический центр нашего государства — превращается в безжизненное бетонное гетто.

18 июня

33 тысячи тонн канализации в Москву-реку выше питьевого водозабора губернатору Московской области Воробьеву показалось мало, и он одобрил строительство еще одного многоэтажного микрорайона в заповедной зоне между музеем-усадьбой «Архангельское» и царской усадьбой Ильинское. Канализационные стоки потекут прямиком в Рублевскую и Западную водозаборные станции, питающие водой 60% населения столицы и режимные гособъекты.

1 июля

Чиновники, похоже, ведут самую настоящую борьбу с культурным наследием Подмосковья. Схватка неравная, мы в ней теряем десятки, если не сотни объектов ежегодно. Только что приезжали жители села Михалева Воскресенского района. Плачут: у них на глазах уничтожают их малую родину.

В Михалеве расположена усадьба Беков — памятник федерального значения, от которого сохранились Рождественская церковь, усадебный флигель и пейзажный парк с прудами на высоком берегу. На территории парка — городище раннего железного века. Главное управление утвердило такие границы усадьбы, в которые входят только церковный участок и несколько лип, а весь парк с усадебным флигелем остается за границами памятника! Его теперь активно застраивают и даже пытаются срыть городище. Самое возмутительное, что эти проекты еще делаются за бюджетный счет и выдаются за работу по сохранению культурного наследия!»

…Можно найти много подобных записей в фейсбуке этого неравнодушного человека. Честно говоря, я ему немного завидую, потому что он не боится. Из-за молодости, из-за обостренного чувства справедливости, а не потому, что его поддерживали не раз на самом верху. Хочется надеяться, что от активной деятельности он отошел только на время. Потому что очень скоро запрос на таких людей у высшей власти, в которой, я знаю, больше государственников, чем обывателей, все же будет. Ведь здоровая часть нашего общества имеет запрос на справедливость и разум…

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий